Гаврилов – главный пивовар Латвии

3Виталий Семенович Гаврилов – это вам не шампунь и бальзам в одном флаконе! Это человек-симфония: главный пивовар Латвии до недавнего времени и один из самых ярких светских персонажей последнего десятилетия.
Официально его громкая карьера, которая может послужить примером не одному начинающему миллионеру в любой стране мира, стартовала за пару месяцев до начала перестройки, когда зимой 1985-го Гаврилов возглавил пивоваренное производство «Алдарис». После этих слов в голове рисуется портрет этакого рядового высокопоставленного советского чиновника: в строгом темном костюме, в кабинете с обитыми каким-то сибирским деревом стенами, возле одной из которых – Переходящее красное знамя. И, наверняка, так оно и было. Второй видный герой того времени, куртуазный глава знаменитого парфюмерного завода «Дзинтарс» Илья Герчиков баллотировался тогда в депутаты Верховного Совета Латвийской ССР и, дыша духами и туманами, строил счастливое советское настоящее. Но на стадии раннего капитализма главным светским героем Латвии неожиданно сделался вовсе не г-н Герчиков, а г-н Гаврилов. Который, несмотря на должность, пах вовсе не пивом, а дорогими духами (не «дзинтаровскими»).
Судя по всему, у Виталия Семеновича было колоссальное воспитание! В смысле, его воспитали не столько в детстве, сколько уже в начале 1990-х, когда латвийский пивовар уверенно приближался к своему «полтиннику». Есть версия, что воспитали главного пивовара зарубежные инвесторы «Алдариса», ибо отныне Виталий Гаврилов должен был стать лицом продукта (ну, почти как Довгань в России), который, в свою очередь, был лицом самой страны.
И надо сказать, Виталий Семенович оказался гениальным учеником. Несмотря на то что ростом он невелик (не более 170 см) и внешне похож на известного юмориста советских времен Тарапуньку (который вместе со Штепселем выступал), последние лет десять Гаврилов выглядит ну, прямо, как Пьер Карден.
Итак, прилежный ученик Виталий Гаврилов стал пахнуть изысканными заграничными духами. А потом на нем появилось очаровательное жабо а-ля Андрей Вознесенский, в котором он ходил на конные скачки с тогдашним российским послом в Латвии Александром Ранних.

Кстати, буквально в одночасье Виталий Семенович стал одним из главных специалистов по конным скачкам. И вполне авторитетно объяснял автору сих строк, что такое конкур. Уж не говоря о том, что без г-на Гаврилова не обходился ни один турнир по гольфу – в этом деле у него могли смело консультироваться все премьер-министры Латвии.
1Буквально за пару лет пивовар выучил латышский язык. И теперь говорит на языке титульной нации с откровеннейшим рязанским акцентом, но – в совершенстве. И Раймонд Паулс доволен, выступая на сцене Оперы во время очередной церемонии вручения оперным артистам премий «Алдариса»: «А мне нравится, как Гаврилов говорит по-латышски!».
Уж не говоря о том, что Виталий Семенович напрямую соединился с латвийским искусством. Десять лет назад он сказал в интервью вашему покорному слуге, что очень любит «Лебединое озеро», а также оперный жанр. И с тех пор пиво напрямую связано с Латвийской Национальной оперой, генеральным спонсором которой стал «Алдарис».

Не случаен недавний телефонный диалог между автором сих строк и героем этой статьи:

– Здравствуйте, Виталий Семенович! Можно задать вам пару вопросов?

– Дорогой, ты так не вовремя…

– Ой, извините, у вас заседание акционеров?

– Я сейчас в парикмахерской! Впрочем, ты будешь сегодня на открытии после реконструкции Национального театра? Вот там и поговорим!
И на тусовке в честь открытия театра главными героями автоматически становились не только корифеи театра Элза Радзиня и Карлис Себрис, снимавшиеся еще в козинцевском «Гамлете», а потом в «Короле Лире», но также маленький и подвижный Виталий Семенович Гаврилов.

А откуда подвижность, спросите вы? И мы ответим: все благодаря неистощимой энергии пивовара, а также его занятиям в спортзале, где он усиленно поднимает-опускает гантели.
В латвийском обществе Виталий Гаврилов – общепризнанный уникум. Если бы он родился в Америке, то непременно стал бы президентом США. Ну, или хотя бы министром торговли. А впрочем, он и так достиг многого. Недаром его, чистокровного русского, латыши принимают за своего!
Он стал кавалером ордена Трех Звезд и почетным гражданином Латвии. И по праву: ведь «Алдарис» был одним из немногих предприятий, оборот которого рос словно на пивных дрожжах. Многие плевались, говоря, что пиво «Алдарис» дешевое, с консервантами и дрянное. Но все равно все его пили!
Потому что не любить Гаврилова, который при каждом удобном случае заявлял, что необходимо радоваться жизни (и пиву, конечно), было как-то даже неловко. И очень многие г-на Гаврилова считают теперь чуть ли не братом – от президента страны до опустившегося бомжа, которому плевать, что вот уже который год Виталий Семенович фигурирует в списке миллионеров Латвии. Главное, что пиво если не по вкусу, так по сути – родное, гавриловское!
2Потому что родной брат латвийского народа — Гаврилов – был повсюду. Под прицелами фото- и телекамер он летал на воздушных шарах и плавал на катерах по Даугаве, восклицая журналистам: «Ребята, идите ко мне, выпьем пива!». Он, не имея музыкального слуха, но обладая колосcальным даром шоумена, пел на эстраде на 800-летии Риги (на латышском) песню Паулса про то, что юность коротка, но есть слезы и пиво. И все рыдали от восторга. Он отмечал свои дни рождения в Опере. Он приходил в молодежные ночные клубы, где страстно танцевал, стоя на барной стойке. Он бывал на презентациях мобильных телефонов, автомобилей, очков, колготок и прочая, приходил на художественные выставки и давал интервью:
– Может, я чего-то и не понимаю в искусстве, это уже дело специалистов. Я – простой человек, и мне это нравится!

Сегодня «Алдарис» и «Гаврилов» – синонимы. Недаром ветеран латвийской Оперы 85-летняя певица Аугуста Клинка, получая премию из рук нашего героя, взволнованно произнесла под одобрительный смех и аплодисменты публики: «Спасибо, г-н Алдарис!».
Какими бы духами Гаврилов ни пах и в каком бы дорогом английском костюме ни ходил, он всегда и всюду появлялся с неизменным бокалом демократического пива в руке. И лишь однажды…

Это было летом 2003-го. Виталий Семенович отмечал в своем доме у юрмальских дюн 35-летие совместной жизни с предпринимательницей Лидией Дмитриевной Гавриловой. Первое время он ходил с бокалом привычного напитка. И все открывал и открывал краник в стене, из которого нескончаемым потоком текло пиво-пиво-пиво. А потом, спустя какое-то время после того, как прибывшая на торжество соседка – тогдашний президент страны Вайра Вике-Фрейберга – назвала его примерным семьянином, Виталий Семенович вдруг налил себе… рюмочку коньяка.
По идее, страна в этот момент должна была натурально вздрогнуть. Но она в большинстве своем мирно спала. Но кто знает, быть может, именно тот поступок и сыграл немаловажную роль в дальнейшей жизни г-на Гаврилова? Тем же летом он купил солидную часть акций латвийского фармацевтического предприятия. И журналисты сразу же написали статьи, в которых игриво сообщили, что наш герой сменил пиво на таблетки. А кроме того, он купил супруге сеть парфюмерных магазинов.
А весной 2004-го грянула революция – Виталий Семеович вроде как добровольно заявил о своей отставке с поста президента «Алдариса» (но при этом остался его основным акционером), которым руководил еще со времен правления Генерального секретаря ЦК КПСС Константина Устиновича Черненко.
И теперь Виталий Семенович несколько сбавил темп. А на визитке вместо должности пишет скромно: «инвестор». Хотя на самом деле должность у Гаврилова только одна. И имя ей – Гаврилов.



Другие статьи по теме:


Метки:
Об авторе

admin опубликовал на блоге 1107 записей.

Оставить комментарий или два

© 2017 Электронный журнал успешных людей ВСЕ ЛИЦА. Права защищены.
При копировании информации ссылка на Электронный журнал - Все лица обязательна.