Федор Бондарчук и его «Обитаемый остров»

Премьера нового фильма члена Общественного Совета «Молодой Гвардии Единой России» Федора Бондарчука «Обитаемый остров», который обещает стать настоящей «бомбой» в мировой киноиндустрии, уже не за горами.

«Сейчас всем крупным державам, включая Америку, приходится выслушивать обвинения в тоталитаризме. Мир изменился – как изменилось и само понятие границ личной свободы. Я все понимаю: это ответ на угрозу террора, и не факт, что есть другой выход, но это все равно тоталитаризм!», – размышляет Бондарчук о сюжете картины. – Может быть, стоит признать право цивилизаций быть разными, даже если какие-то из них нам не нравятся? Я не знаю… У меня нет пока ответа… Очень актуальный на самом деле роман – «Обитаемый остров».

О том, как идут съемки, и почему Запад увидит «адаптированную» версию фильма Федор Бондарчук рассказал в интервью газете «Известия».

«Обитаемый остров» снимается в то время, когда компьютер может фактически все. Тем не менее, вы делаете рукотворный фильм. Сергей Соловьев любит цитировать кого-то из великих советских кинематографистов, говоривших, что в комбинированных съемках есть нечто дебильное. Вы разделяете эту точку зрения?

- У каждого свой метод работы. Я действительно хотел все сделать максимально рукотворным. Мир должен быть осязаемым, ощущаемым. Я не представляю себе фильма, где актеры во время съемок играют на синем фоне, на так называемом хромакее, – хоть ты тресни, я не сумею снять такой фильм.

Известно, что вы любите снимать точно по сценарию. Если в сценарии написано, что облако висело над горой, оно будет висеть над горой. А вот когда вы прочитали окончательный вариант сценария (а вариантов этих, насколько я знаю, было великое множество), у вас образ фильма уже сложился? Или он складывается в процессе каждого съемочного дня?

- Образ сложился, и этот фильм – мир Стругацких по Бондарчуку. Конечно, в процессе подготовительного периода мы с концепт-дизайнером Кириллом Мурзиным, художником по костюмам Татьяной Мамедовой, художником-постановщиком Павлом Новиковым и, естественно, с моим постоянным соратником, оператором Максимом Осадчим проговаривали этот мир, прорисовывали его в эскизах. И, отправляясь в Крым, я уже примерно представлял себе, как будет выглядеть этот мир.

Вы ведете на СТС программу «Кино в деталях». Когда в студию в качестве гостя приходит кто-то из ваших ровесников, разговор часто заходит о кризисе среднего возраста. Собственное сорокалетие вы встретили на площадке «Обитаемого острова». Как это повлияло на проект и на вашу жизнь?

- Кризис среднего возраста настал после окончания съемок. Развалилось все: физическое здоровье, эмоциональное здоровье, я впал в глубочайшую депрессию. Это, наверное, было связано с огромным количеством усилий, затраченных на картину. Я все-таки не распределил силы правильно: одиннадцать месяцев съемочного периода, из них девять – проведенных безвылазно в экспедиции в Крыму, это громадный период времени! Пять месяцев съемочного периода «9 роты» показались просто приятным времяпрепровождением – по сравнению с той глыбой, которую я взвалил на себя сейчас.

Так, может, дело и не в кризисе среднего возраста, а в элементарном переутомлении?

- Может быть. Я до сих пор не могу очухаться после съемок «Острова». Но, пока есть силы, пока есть драйв, я хочу делать неподъемные проекты.

Съемочная группа наверняка была огромной. Как она собиралась? Как вы находите людей, с которыми вам будет комфортно работать в экстраординарных, если говорить о длительности экспедиции, условиях?

- Часть группы перешла из «9 роты». Осветители, постановщики трюков, операторская группа – да все почти! Я тогда говорил, что у меня лучшая группа в стране и то же самое говорю про «Обитаемый остров». Так получилось, что вокруг меня собрались люди высокого профессионализма. И они прекрасно отдавали себе отчет, на что подписываются. Прекрасно понимали, что должны умереть на этой картине.

Вы им платите значительно выше среднего или это чистый интерес?

- Это обычные деньги и чистый интерес. Все знают, что со мной легко работать. Я умею удовлетворить амбиции каждого. А они все жутко амбициозны. Каждого из них можно поставить в первый ряд и сказать: ты сегодня лучший, ты завтра лучший, ты послезавтра лучший и так далее.

Есть режиссеры, которые считают, что не надо снимать в родном городе, дома – там, где человек погружен в свои личные, бытовые интересы, опаздывает на съемки и прочее. Вы разделяете эту точку зрения?

- Абсолютно! Для меня съемочный период – это когда надо взять и уехать, отрезать от себя все ненужное, бытовое, семейное и погрузиться полностью в фильм. Надо вывезти всех, чтобы жили одной семьей, – это обязательное условие.

Сейчас не жалеете, что это все-таки был Крым, а не Индия, где хотели снимать изначально?

- Жалею, наверное. Но в Индии мы бы сняли картину в два раза дороже.

У вас очень серьезные и опытные продюсеры: Александр Роднянский и Сергей Мелькумов. И вы все, конечно, прекрасно понимаете, что, как бы впечатляюще ни выглядели кассовые сборы, при бюджете в $36500000 на уровне кинопроката выйти в ноль уже большое счастье. Заработать на этой картине вы как-то рассчитываете, и если да, то на чем?

- Мы рассчитываем на телевидение, ДВД и международный прокат. В России выйдут два фильма с промежутком в несколько месяцев, для зарубежного проката они будут объединены в один. Большой интерес к нашей картине был проявлен уже после презентации ее на кинорынке в Берлине – в минувшем феврале. Тогда же зашел разговор о возможности двух прокатных версий: нашей и западной. В западной будут отсутствовать голованы. Будет отсутствовать крепость…

То есть западная версия лишается основных моментов со спецэффектами. Означает ли это, что она будет позиционироваться как антиутопия в большей степени, чем фантастика?

- Я снимал приключенческий фильм и надеюсь, что он получился увлекательным. Но, конечно, антиутопическая тема романа для нас очень важна. Казалось бы, Стругацкие писали про тоталитарный режим в СССР – в стране, которой больше нет, и значит, все эти аллюзии должны были бы безнадежно устареть. Но получилось наоборот. Сейчас всем крупным державам, включая Америку, приходится выслушивать обвинения в тоталитаризме. Мир изменился – как изменилось и само понятие границ личной свободы. Я все понимаю: это ответ на угрозу террора, и не факт, что есть другой выход, но это все равно тоталитаризм!

Это одна сторона медали. Другая сторона: наш прекрасный герой Максим, уверенный, что способен спасти несчастную планету, на которую он попал, эту иную цивилизацию, – он же на самом деле много бед там творит! Может быть, стоит признать право цивилизаций быть разными, даже если какие-то из них нам не нравятся? Я не знаю…У меня нет пока ответа… Очень актуальный на самом деле роман – «Обитаемый остров».

Вы и ваши продюсеры уже показывали рабочую сборку фильма некоторым людям. Среди первых смотрели ее авторы сценария – Марина и Сергей Дяченко, затем – кто-то из тех, чье мнение было для вас и для Александра Роднянского интересным… И насколько мне известно, все находятся под впечатлением. Был момент, когда вы выдохнули и сказали себе: ну, слава богу, получилось?

- Этого не произойдет до премьеры. Я не выдыхаю.

Так же было с «9 ротой»?

- Нет. С «9 ротой» было иначе: когда я смонтировал картину, я сказал себе: я все сделал. А здесь мне нужна премьера и нужен первый уикенд.

А в чем принципиальная разница?

- В доле ответственности. Кроме того, не забывайте – проблема второго фильма. Она существует.

У вас был огромный кастинг. Не принято из этических соображений говорить о том, кто пробовался и не прошел, но в случае с вашим фильмом для профессиональной среды это уже давно открытая информация. Пробы проходили Даниил Козловский, Максим Матвеев, Константин Крюков, Оксана Акиньшина, Елена Великанова, Екатерина Вилкова, Светлана Устинова – в общем, все, кого принято сейчас называть новым актерским поколением. В результате вы взяли совершенно неизвестных ребят: Василия Степанова (Максим), Петра Федорова (Гай) и Юлию Снигирь (Рада). Это была ваша изначальная установка – во что бы то ни стало найти новые лица?

- Я надеялся найти неизвестные лица. Я хотел неизвестные лица. Я искал главного героя, Максима, вообще не похожего ни на кого. Когда появился Вася Степанов, я понял: это стопроцентный Максим. Но у него не было практики никакой – он только поступал в театральное училище.

Вы нанимали ему педагога по мастерству?

- Я был педагогом, и я же был нянькой. За полгода до начала съемок и Вася, и Петя стали заниматься фитнесом. Они появились на площадке – два Аполлона.

«Обитаемый остров» выйдет в прокат к Новому году огромным количеством копий…

- Да. Около 1200.

Насколько мне известно, на это же время планируется еще несколько крупных релизов. Экранов у нас в стране всего 1500. Ваша оценка такого новогоднего столпотворения?

- Моя оценка: если кинотеатры расписывают сеансы под твой фильм, то почему бы не выйти? Печать копий – не самоценная вещь. Главное – в желании директоров кинотеатров и кинотеатральных сетей показывать этот фильм.

То есть, перед тем как начать широкомасштабную рекламную кампанию, нацеленную на широкого зрителя, вы проходите так называемую стадию «business to business», призванную заинтересовать вашим продуктом людей внутри отрасли?

- Конечно. Это абсолютно необходимая стадия любой рекламной кампании.

Какая по возрасту аудитория для вас наиболее важна?

- Думаю, это в основном двадцатилетние. Но – начиная с четырнадцати.

Какой реакции ждете от большого сообщества поклонников Стругацких?

- Да позитивной, конечно!

Но ведь уже сейчас при просмотре роликов и картинок вам на сайт пишут: «А почему Чачу такой, а Фанк сякой? Он должен быть толстый, а артист Мерзликин худой!» и прочее…

- Я еще раз повторяю: это мир Стругацких по Бондарчуку. Все вопросы ко мне. Но то, что мы покажем Борису Натановичу Стругацкому фильм еще до выхода, это однозначно.

Но он сейчас, насколько я понимаю, достаточно спокойно относится к кино вообще.

- Не знаю. «9 роту» он, во всяком случае, видел – и даже отнесся к ней с симпатией. Так что фильмы он все-таки смотрит.

«Темный рыцарь» побил все прокатные рекорды в мире и очень плохо прошел в России. Вас это не смущает? Вы пытаетесь понять, что нашему зрителю нужно?

- Очень меня это смущает. И, конечно, я об этом думаю. «9 рота» оказалась интересна, хотя никто на это не рассчитывал. Люди плакали на сеансах. «Обитаемый остров» – это не тот фильм, над которым надо плакать, это фильм, над которым надо задуматься. При том что, повторяю, мы снимали увлекательное приключенческое кино. Есть у нас зрители, способные задуматься, или нет – вот вопрос, на который мне очень хотелось бы получить утвердительный ответ.



Другие статьи по теме:


Об авторе

admin опубликовал на блоге 1107 записей.

Оставить комментарий или два

© 2017 Электронный журнал успешных людей ВСЕ ЛИЦА. Права защищены.
При копировании информации ссылка на Электронный журнал - Все лица обязательна.