Крис ДиБона и Open Source

Крис ДиБона — глава подразделения Google, занимающегося программным обеспечением с открытым исходным кодом. Изданию derStandart удалось взять интервью у Криса, в котором он поделился информацией о том, какую роль играет Linux в бизнесе Google, насколько важно открытое ПО для поискового гиганта, и что корпорация делает для развития Open Source.

derStandard.at: Не могли бы вы дать краткий обзор того, как Google связан с программным обеспечением с открытым исходным кодом?

Chris DiBona: Большинство людей, знакомых с Google, конечно, назовут Android и Chrome, но Open Source в Google куда больше. Мы выпустили порядка 1,300 проектов с открытыми исходниками в течение последних пяти лет. Если использовать популярное ныне мерило, то это около 24-25 миллионов строк кода, выпущенных под разными открытыми лицензиями. Так что у меня есть основания предполагать, что на вашем компьютере есть код, написанный нашими разработчиками.

derStandard.at: Можно ли утверждать, что выпуск ПО с открытым исходным кодом стал стандартом для Google? Пытаетесь ли вы стимулировать и убеждать разработчиков выпускать свой код в качестве Opn Source?

Chris DiBona: Задача нашего отдела даже скорее не в этом. Разработчик во время написания кода уже знает примерно, как он хочет этим кодом распорядиться, поэтому он приходит к ребятам из нашего подразделения со словами, мол, хочу этот проект сделать опенсорцным. Наше дело дать ему рекомендации и советы по обхождению подводных камней, которые есть в этом вопросе.

derStandard.at: Не могли бы конкретизировать этот момент?

Chris DiBona: Скажем, например, вы разработчик, увидели недоработку в проекте и захотели отправить патч. Для этого вам надо отправить его нам в отдел, мы его проверим и подтвердим, если он по делу. Если таких дельных исправлений будет много, то получите полный доступ к внесению исправлений без нашего ведома.

Если вы захотите начать новый проект под крылом нашей компании, то предварительный анализ патентов и торговых марок занимает около трёх дней после чего мы подтверждаем проект, либо объясняем, какие могут быть препятствия. Обычно всю бумажную волокиту и прочую унылую бюрократию мы заканчиваем до того, как разработчик закончит писать код, и проект будет готов к выпуску.

Для больших проектов, как Android и Chrome, требуется, конечно, куда больше времени. Например, с отделом разработки Android мы работали около трёх лет, прежде чем вышел G1, помогая разработчикам разобраться с лицензированием, выбором направления разработки и стратегии.

derStandard.at: Что вы скажете о небольших проектах, какую лицензию они используют?

Chris DiBona: Для нас негласным стандартом стала лицензия Apache, но если разработчик настаивает на выпуске под другой лицензией, то мы обсуждаем этот вопрос, ну а так же не стоит забывать и о направлении проекта. Если разработка направлена на что-то, скажем, в браузере Firefox, то мы останавливаемся на другой лицензии, так как лицензия Apache не совместима с политикой лицензирования Mozilla Firefox. Тогда, естественно, выбирается иная лицензия.

derStandard.at: Почему же вы отдаёте предпочтение лицензии Apache?

Chris DiBona: Она нам действительно нравится. В ней есть положения, которые делают её более подходящей для современных реалий, учитывая некоторые аспекты патентной системы. Естественно, вы получаете право свободно использовать и модифицировать код, как и большинство открытых лицензий. К слову говоря, все наши патенты, которые используются в этих свободных продуктах, так же передаются вам и пользователям в безвозмездное пользование. Правда право на патенты будет утеряно, в случае если ваша компания начинает судиться с нами. Если же это не входит в ваши планы, то никаких других ограничений и препятствий компания Google чинить не будет.

derStandard.at: В более ранних интервью вы упоминали, что проект MySQL один из важнейших проектов, которые используются в Google. Так ли это?

Chris DiBona: Тогда это было правдой, но сейчас уже скорее всего нет…

derStandard.at: Это всё потому, что отношения с компанией Oracle, эээ, несколько охладели, мягко говоря?

Chris DiBona: [Улыбается]Тут всё несколько сложнее. Скорее всего дело в том, что применимость и значимость проекта MySQL несколько снизилось, и могу сказать, что это касается не только Google.

derStandard.at: Так что же пришло взамен?

Chris DiBona: говоря по правде, то MySQL ещё используется как составная часть нашей рекламной системы. Во всех остальных местах она была вытеснена. Почему? Понимаете, Google приходится работать просто с колоссальными объёмами данных, и все существующие реализации систем управления базами данных, в том числе открытые и свободные, не способны адекватно масштабироваться. Поэтому нам пришлось с нуля писать свою. Так родились BigTable и Megastore.

derStandard.at: Не считая того, что вы сами разрабатываете, какие открытые проекты для вашей компании наиболее важны?

Chris DiBona: В первую очередь это GCC. Также, конечно, это ядро Linux, все компиляторы, языки типа Java, C++ и Python. Огромную важность для нас получил проект OpenSSL, а так же FFmpeg, поэтому мы стремимся помочь им всеми доступными силами и ресурсами.

derStandard.at: Где вы используете Linux внутри Google?

Chris DiBona: Да повсюду. Каждая производственная машина и сервер работает под управлением систем на базе ядра Linux, ну Android на мобильных, конечно, множество настольных систем для повседневного рутинного пользования.

derStandard.at: Какой процент десктопов работает под Linux?

Chris DiBona: Это хороший вопрос. У нас есть линуксы, некоторое количество Windows-машин и приличное количество Маков. Если в процентах по ноутбукам, то 70% работают под Mac OS X, а оставшиеся преимущественно под управлением Linux-систем, так что мы крупный потребитель Apple. Подавляющее количество десктопов, направленных на разработку, управляются Linux’ами. Для этого у нас существует специальный форк ubuntu под названием Goobuntu, вы наверняка наслышаны о нём. Он интегрирован в наши сети и имеет некоторые утилиты, полезные разработчикам.

Сейчас мы пытаемся найти применение для ChromeOS, но всё здесь пока тускло. У меня есть одна машинка под этой системой, но она меня радует только до того момента, пока не приходится садиться за программирование. Наши инженеры работают над решением этой задачи, но пока результаты не позволяют назвать ChromeOS адекватной заменой существующих систем для разработчиков.

derStandard.at: Насколько вы следуете основой ветке разработки Ubuntu?

Chris DiBona: Следуем, но без излишнего фанатизма. Вы ведь знаете, что для любой организации очень важна стабильность и надёжность, поэтому даже если из всех сил гнаться за мэйнстримом, то всё равно его не догонишь. Есть ещё определённая зависимость и от владельца машины, так что мне сейчас трудно сказать всё в мельчайших подробностях.

derStandard.at: Ubuntu недавно сменила интерфейс от GNOME к Unity. Что скажете, будете внедрять?

Chris DiBona: В данном состоянии нет. Нашим гуглерам необходимы Eclipse, VIM, Emacs, а всё остальное вторично.

derStandard.at: То есть вам необходим GTK+?

Chris DiBona: Ага, и Unity обеспечивает поддержку GTK+, не так ли? [Улыбается]

Ubuntu вообще пошла по интересному пути. Не знаю, видели ли вы выступление Марка Шаттлуорта, но когда он сказал о том, что собирается пересадить 200 млн. человек на Ubuntu, то у меня была одна мысль: «Обалдеть какие агрессивные цели у Марка».

derStandard.at: А вы знаете, сколько сейчас у них пользователей?

Chris DiBona: Они говорят о 12 млн. пользователей, что звучит вполне реалистично, но точность измерений всегда относительна.

derStandard.at: Как компании типа Google выбирают компромисс между тайной разработки и открытым кодом?

Chris DiBona: Зависит от проекта. Если, скажем, речь о Chrome, то каждое изменение кода вы можете проследить в реальном времени, тогда как Android имеет закрытый цикл разработки, после чего выпускается под открытой лицензией.

derStandard.at: В чём же причина таких разных подходов?

Chris DiBona: Это разный тип рынка. Если вы пристальнее приглядитесь к Android, то увидите, что нам приходится работать с огромным количеством партнёров. Это партнёры в области разработки аппаратного обеспечения, партнёры в области выпуска готовых решений (коммуникаторы и планшеты), партнёры в области предоставления услуг сотовых операторов. У всех свои требования и к каждому нужен особый подход. Притом не забывайте, что, скажем, в области готовых решений многие производители являются конкурентами и смотрят друг на друга соответствующе. Работать друг с другом они, естественно, не хотят. Думаю, вы поняли все трудности абсолютно прозрачной разработки.

derStandard.at: Вам как защитнику и яростному стороннику свободного ПО, наверное, больно наблюдать за тем, что код Honeycomb никак не выйдет под открытой лицензией?

Chris DiBona: Конечно же, мне хотелось бы этого поскорее. Раньше всё было наоборот — сначал код, потом обновление, с Honeycomb всё наоборот. Но у разработчиков ещё много работы по приведению кода согласно свободным лицензиям, пока же там некоторые проблемы с Apache. Всё что под GPL и LGPL мы, естественно, выпустили.
Но я полностью доверяю в этом вопросе Энди [Рубину] (глава разработки Android) и его команде, которые утверждают, что релиз кода будет, когда все лицензионные особенности будут учтены. Хотя, конечно, порою трудно понять, где они там находят проблемы, требующие откладывания сроков. Но в то же время, я считаю, Android — это история успеха Linux, о которой я мечтал с 1995 года. Для меня настоящее наслаждение наблюдать, что множество людей по всему миру весьма тесно общаются с Linux.

derStandard.at: Уже довольно много лет ходят разговоры об успехах Linux-десктопах, о вендекапце и т.п. Что вы думаете о том, насколько этот вопрос актуален в момент роста популярности роста доли мобильных устройств?

Chris DiBona: Тут весьма большой вопрос, который касается того, примут ли люди Linux-десктоп, выглядящий как ChromeOS или Android OS. Если да, то Linux добьётся определённой популярности в пользовательской сфере. В противном случае я не вижу перспектив для современных «классических» дистрибутивов Linux. Они вряд ли получат популярность, равную Mac OS или Windows.

Долгое время работая в сфере разработки, тестирования, увидев множество самых разных проектов, начинаешь понимать, насколько пользовательские машины уязвимы, и насколько уязвимы сервера. Впрочем, познакомившись с ChromeOS, я понял, насколько трудно скомпрометировать устройства под управлением этой операционной системы.

derStandard.at: А не кажется ли вам, что ChromeOS всё же опередила своё время?

Chris DiBona: Возможно. Хотя если призадуматься, то всё в порядке. ChromeOS подразумевает постоянное подключение к сети, поэтому ваша машинка всегда будет в наилучшем состоянии, полностью надёжна и безопасна. То есть, мы можем сказать, что вот штучка, в которой есть куча функций и приложений, пользуйтесь на здоровье и ни о чём не думайте.
Я могу сказать вам, что ChromeOS используется в корпоративном окружении — и это здорово, и это всегда надёжно. Не нужно думать о том, что вы что-то потеряете, если устройство выключится, потеряется, либо ещё какое несчастье случится. Или ноутбук под ChromeOS будет отличным выбором для тех, кто работает в очень крупных компаниях, которые становятся целью хакеров, и ценность данных приоритет. Так что я думаю, что ChromeOS будет популярна для людей, которые жить не могут без Сети, а также для корпоративных структур. Конечно, IBM не помчится внедрять ChromeOS, но всё же многие компании будут внедрять систему в свои стандарты.
А причина в том, что современные модели обеспечения безопасности пользовательских ОС крайне примитивны и ненадёжны. Очень много задач перекладывается на плечи пользователя, который в этих делах вообще не сечёт. Поэтому безопасность современных систем эфемерна.

derStandard.at: А не кажется ли вам, что рассказывать потребителю перед покупкой красивые сказки об облачных технологиях защиты немного странно, особенно в свете событий с той же компанией Sony, которая узнала почём фунт лиха сполна?

Chris DiBona: О, ну Sony превзошёл все мои ожидания. Я, если честно, в шоке от всего этого. Хотя объяснение довольно простое — безопасность для компании не была приоритетом. Но то, что была полностью доступна платёжная информация пользователей — это вообще кошмар и бардак. Я знаю компании, которые вообще отказывались хранить платёжную информацию, потому что не могли дать гарантии сохранности такой информации, но уж если ты взял на хранение 77 млн. номеров платёжных карт, то уж надо представлять, как обеспечить приватность такой информации. Ладно бы утекли, например, последние 4 цифры карт, но уж полностью — это безобразие. Если взял ответственность хранить такую информацию, то неси её с честью.
Ну а вообще после всей этой истории с руткитом от Sony я бы поостерёгся передавать свои платёжные данные такой компании.

derStandard.at: Google работает над проектом Summer of Code уже несколько лет, спонсируя студентов в работе над специфичными нововведениями в Open Source. Как вы можете описать интерес компании в этом плане?

Chris DiBona: У Google хватает интересов здесь. Мы нуждаемся в большом количестве открытых проектов, в большом количестве разработчиков. Именно эти разработчики закладывают основы будущих стандартов и протоколов, которые делают Интернет свободным. Ну и некоторые разработчики после этого проекта приходили к нам работать.
Мы потратили около $28 млн. с момента запуска, кроме предложения новых проектов, задач и идей. Так что мы всегда рады новичкам с интересными идеями, которые послужат Open Source.

derStandard.at: Какие лицензии используются для проектов SoC?

Chris DiBona: В последний раз, когда я проводил расчёты, Apache и BSD было примерно поровну при небольшом количестве GPL.

derStandard.at: Почему вы до сих пор не поддерживаете Git в Google Code?

Chris DiBona: Потому что не поддерживаем. [Улыбается]

derStandard.at: Но вы работаете над исправлением этой ситуации?

Chris DiBona: Конечно.



Другие статьи по теме:


Об авторе

admin опубликовал на блоге 1107 записей.

Оставить комментарий или два

© 2017 Электронный журнал успешных людей ВСЕ ЛИЦА. Права защищены.
При копировании информации ссылка на Электронный журнал - Все лица обязательна.